Новости

Воспоминания участников о событиях Великой Отечественной войне…

Вчера мы отметили 79-ю годовщину освобождения Бородинского поля от немецко-фашистских захватчиков. Наш день был насыщен событиями и прямыми включениями, мы подвели итоги викторины на тему Великой Отечественной войны, военнослужащие российской армии и юнармейцы приняли участие в лыжном пробеге по памятным местам. Но сегодня хочется еще вернуться к тем солдатам, защитникам можайской и бородинской земли в 1942-м, а точнее к их воспоминаниям…

****

Из записок сержанта Валентина Дмитриевича Демина, ветерана 5-й армии, радиста связи из 601-го стрелкового полка: «На следующий день двигаемся по дороге на Бородино. Это была жуткая дорога.

Сразу же за Можайском стали попадаться трупы наших бойцов. Некоторые были без обуви и в одних гимнастерках. Чем дальше шли – тем больше трупов. Это фашисты угоняли наших бойцов, попавших к ним в плен.

Фашисты, отступая, сжигали все деревни. Впереди шел бой наших передовых подразделений. Я с одним связистом нагрузился катушками с телефонным кабелем, прихватив аппарат, иду туда. У наших связистов, тянувших связь за передовыми подразделениями, вот-вот должен кончиться кабель.  Необходимо своевременно пополнить им передовой расчет. По пути изредка подсоединяюсь к уже протянутой линии. Контролирую ее исправность в обе стороны.

Горит деревня Утицы. Противник отходит. Наши бойцы по указанной дороге двигаются на Семеновское. Семеновское тоже горит. У моста через речку засада. Передовой взвод обходит ее и ударяет по ней вдоль речки. Фашисты бегут по полю к музею. Оставив одну бобину кабеля с собой, остальные передаем передовому расчету связистов. Подразделения двигаются дальше.

Подключив аппарат к линии, сообщаю в штаб, что наши подразделения двигаются к музею, Семеновское все сгорело, уцелел только у моста один дом. В это время из дома слышу голос: «Товарищ, вы кто?».

Мне показался этот вопрос странным, т.к. слово «товарищ» мы между собой не употребляли, заменяя его словами «хлопцы», «братва» и т.д., только в официальном обращении к командиру употребляли это слово. «А ты кто?» — приготовил винтовку к бою и напарнику своему сказал, чтоб был готов. Луна ярко освещала местность, так что для того, кто спрашивал, мы были как на ладони ясно видимы, а мы его не видели.

— Вы русские?

— А ты кто? Фашист? А ну выходи на свет.

— А вы не будете в меня стрелять?

— Выходи, не будем.

— Я бежал из плена. Когда нас гнали из Можайска, я спрятался в этом доме…

Связавшись вторично со штабом, я сообщил, что один дом целый и в нем находится наш боец, бежавший из плена.

…На улице уже рассветало. Сдав задержанного представителю органа «Смерш» (особого отдела), мы, несколько связистов, тронулись дальше. Перейдя мост, осмотрели гранитных орлов, которые для нас представляли большой интерес, т.к. мы были здесь впервые, мы находимся на поле русской славы. Дальше наш путь лежал туда, где виднелся Бородинский музей».