Новости

«Благодарная Россия — своим защитникам». Владимирская губерния

Продолжаем публикации нового цикла «Благодарная Россия — своим защитникам», в котором мы расскажем о губерниях, пожертвовавших средства на сооружение этого монумента. Именно в этих шестнадцати губерниях в 1812 году было созвано народное ополчение.

Владимирская губерния

История герба древнего Владимира уходит в глубину веков. По-видимому, стоящий на задних лапах лев служил символом ещё домонгольского князя Андрея Боголюбского, построившего во Владимире знаменитые белокаменные храмы. Позднее лев обрёл корону на голове и крест в лапах, в этом виде и оставшись по сей день на гербе Владимира, напоминая горожанам о древней и славной истории города, старинной княжеской столицы, уступившей затем первенство Москве.

В 1812 году Владимирская губерния оказалась в ближнем тылу. В июле она, наряду с другими прилегающими к Москве губерниями, вошла по императорскому манифесту в I округ, где ополчение должно было созываться немедленно. Владимирское дворянство, откликнувшись на призыв государя, приняло решение поставить по 1 ратнику с 15-20 крепостных душ, и к началу сентября было собрано, обучено и укомплектовано продовольствием более 15 тысяч человек. На нужды ополчения владимирцы пожертвовали более 800 тысяч рублей (из которых более 15 тысяч смогли собрать даже крепостные крестьяне). Не хватало только огнестрельного оружия – с 286 ружьями на весь личный состав Владимирское ополчение оказалось укомплектовано хуже всех губерний I округа.

Возглавил ополчение отставной генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын, герой Польской кампании 1794 года и близкий друг Петра Багратиона (его, т.н. «Голицына 1-го», не следует путать с тёзкой, также отставным генерал-лейтенантом Борисом Владимировичем Голицыным 2-м, владельцем подмосковной усадьбы Большие Вязёмы, который в августе 1812 года добровольцем поступил в действующую армию и был контужен в Бородинском сражении, а затем, как и многие, вывезен на излечение во Владимир). Именно в имение Б. А. Голицына, село Симы Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии, был отвезён после Бородинской битвы тяжело раненый Багратион. Там же 12 сентября полководец скончался.
Вывозили во Владимирскую губернию и других раненых, а в уездном городе Меленки был в октябре 1812 года создан крупный госпиталь, куда переместили часть раненых из переполненного Касимова в соседней Рязанской губернии. В своём владимирском имении Андреевское содержал за свой счёт несколько сот русских раненых герой войны 1812 года Михаил Воронцов, и сам перебравшийся туда на излечение после тяжёлого ранения, полученного в Бородинском сражении.

Во Владимир перебрались из сданной неприятелю Москвы её генерал-губернатор Фёдор Ростопчин со своей канцелярией и другими губернскими учреждениями, туда же были перевезены московский архив Министерства иностранных дел с уникальными материалами по древней истории Руси, сокровища Оружейной палаты, ценности московских банков. Переехали во Владимир и многие москвичи-беженцы, в том числе, родители Александра Грибоедова. Сам будущий драматург, поступив добровольцем в Московское ополчение, также какое-то время находился по болезни во Владимире. В Суздале нашла приют семья будущего историка Михаила Погодина.

Однако и Владимирской губернии угрожала опасность вторжения неприятеля. В связи с этим Владимирское ополчение расположилось на её западной границе, у городов Покров и Киржач, защищая дороги вглубь страны. Вскоре ему пришлось принять участие в боевых действиях – вместе с выделенным из армии полком донских казаков и крестьянскими отрядами Егора Стулова и Герасима Курина владимирские ополченцы с боем освободили от неприятеля 2 октября уездный Богородск (ныне Ногинск). Затем, после оставления Наполеоном Москвы, Владимирское ополчение одним из первых вошло 23 октября в город, и именно ему была поручена охрана сгоревшего и разграбленного города. Командир одного из полков ополчения, Григорий Спиридов, стал комендантом Москвы и управлял городом до возвращения в него Ростопчина.

В декабре 1812 года Владимирское ополчение было переведено для охраны порядка к западным границам России, а в начале 1814 года, наконец, распущено. Домой вернулось меньше половины ополченцев – многие скончались от болезней и походных лишений.