Новости

«Августейший реконструктор — император Николай I».

«В Бородино будут ездить все те, коим отечественные воспоминания дороги»
                                                                                                     Император Николай I. 1837 год
****

Сегодня в одном из залов Императорского дворца (с. Бородино) открылась небольшая камерная выставка под названием «Августейший реконструктор – император Николай I».

Дата выбрана не случайно – 6 июня (25 июня по ст. ст.) 1796 года в Царском Селе родился будущий император Николай I…

Заместитель директора музея по развитию Лариса Николаевна Березовая приветствовала гостей и присутствующих коллег.
Открытие сегодня посетили — президент Международной военно-исторической ассоциации (МВИА) Александр Валькович, который занимается реконструкцией более 30 лет. Владимир Петров, директор Музея крестьянского быта «Доронино», сотрудники Бородинского музея и жители Можайска.

Елена Васильевна Семенищева, заведующая экспозиционно-выставочным отделом музея и автор выставки, рассказала об истории ее создания и представленных экспонатах. Маленькая по размеру, но интересная по содержанию выставка прекрасно дополнит действующую экспозицию Императорского дворца.

1839 год – одна из самых значимых вех в истории Бородинского поля. Спустя 25 лет после вступления победоносных русских войск во главе с императором Александром I и войсками союзных армий в Париж на Бородинском поле, где 26 августа 1812 года решалась судьба не только России, но и всей Европы, состоялись масштабные юбилейные торжества.

Возглавил их царствующий император Николай I, горячо желавший увековечить память о любимом старшем брате – императоре Александре I и об Отечественной войне 1812 года. На выставке представлен графический портрет императора Николая I, исполненный И.Л.Э. Паке по собственному рисунку в 1850-е годы.
В момент испытаний, выпавших на Россию в 1812 году, юному Великому князю Николаю было всего 16 лет. Участвовать в Отечественной войне ему не пришлось. Будущий император позже вспоминал, как он и его брат Михаил «чувствовали сильно, что и в нас бились русские сердца, и душа наша стремилась за ним!» – императором Александром Павловичем, отправившимся на войну. «Но матушке не угодно было даровать нам сего счастия»«В свет, на поле чести и славы» семнадцатилетний Николай ступил лишь в 1814 году, это была разительная перемена в его жизни. Он стал свидетелем триумфа и славы русской армии и государя Александра I. Впоследствии, унаследовав российский престол, император Николай Павлович трепетно хранил память об Александре I и многое сделал для увековечивания памяти о славных его деяниях.
Бородинская годовщина в 1839 году была отпразднована в Высочайшем присутствии. Василий Андреевич Жуковский, в 1812-м ратник Московского ополчения, будучи участником и бородинских торжеств, восторженно писал своему воспитаннику, Его Императорскому Высочеству Цесаревичу Александру Николаевичу: «Посылаю вашему высочеству подарок в день вашего ангела – стихи на праздник бородинский, Бородинскую песню бородинскому помещику», – речь идет о стихотворении «Бородинская годовщина» написанном Жуковским под впечатлением грандиозного действа, происходившего на поле великой битвы. «Праздник данный войску государем, был так поразителен…выразить величие того зрелища, которое нас всех поразило, никакие стихи не могут: нельзя втеснить в слова той земли, политой русской кровью, на которой мы и стопятидесятитысячная армия стояли и которая так красноречиво говорила своим прахом – прахом славных воинов – и в минуту тишины повсеместной, в минуту молебственного пения, и в минуту великого слова: вечная память царю Александру, и в минуту того неслыханного ура, которое вдруг, со всех сторон, так чудно загремело, как будто вся Россия поднялась и в один голос крикнула: слава! Как же не благодарить государя за то, что он, питая в царской душе своей чувства русского, так горячо заботится о том, чтобы оно в нас разогревалось».
В рамках празднования состоялось освящение Главного монумента на батарее Раевского, подле которого была устроена могила героя Бородина – П.И. Багратиона. Прах его был перевезен на Бородинское поле и торжественно перезахоронен еще в июле 1839 года.
В те же памятные дни по волеизъявлению государя Николая Павловича в небольшом домике-сторожке у подножия батареи Раевского образовался музей великой битвы. Среди первых его экспонатов были представлены карта поля сражения из Военно-топографического бюро и многочисленные находки, обнаруженные на местах боевых действий – ядра, картечи, осколки гранат, конские подковы, обломки вооружения…
С 28 августа на бородинской позиции происходили грандиозные маневры, воспроизводились эпизоды битвы. По воспоминаниям одного из участников торжеств «повторялись движения, точь-в-точь за 27 лет в смертоносную битву бывшие: то же действие артиллерии, та же быстрота кавалерийских атак; на лицах воинов можно было прочесть то же рвение, усердие и добрую волю». В одной из атак русской тяжелой кавалерии против «французской» конницы принял участие Российский император.
Посетители могут видеть одно из редких изданий 1839 года – «Второе дополнение к Положению, Высочайше утвержденному 30 ноября 1838 года, о сборе войск в 1839 году при селе Бородине», а также отдельные эпизоды празднования. Они представлены на фототипиях из альбомов «Бородинское поле сражения, его прошлое и настоящее». Это издания 1902 и 1912 годов Московско-Брестской железной дороги, получившей в 1912 году название Александровской железной дороги, в честь императора Александра I к 100-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Примечательно, что на этих фототипиях представлены снимки, сделанные с живописных картин, некогда украшавших интерьеры Бородинского дворца и впоследствии утраченных.
Высочайшее присутствие в Бородине в 1839 году длилось семнадцать дней. Чтобы еще раз подчеркнуть их праздничную атмосферу, стоит вновь обратиться к описанию празднования Бородинской годовщины, содержащемуся в письме «певца во стане русских воинов» В.А. Жуковского, чей небольшой скульптурный портрет неизвестного автора представлен на выставке. Это письмо к Великой княгине Марии Николаевне, приведенное на страницах X тома «Полного собрания сочинений В.А. Жуковского», изданного в 1902 году в качестве приложения к популярному журналу «Нива». Оно служит бесценным свидетельством исторических событий: «Началось молебствие; молитвы и пение у подошвы памятника были слышны всему войску. Какая чудная противоположность с тем громом битвы, от которого здесь, за четверть века, все здешние окрестности трепетали! Вдруг по всей армии раздался звучный голос государя, вся армия услышала команду его: смирно! С глубокой повсеместной тишиной соединилось повсеместное ожидание, и в это мгновение первосвятитель возгласил: великому императору Александру Первому вечная память. Все пушки грянули одним залпом, вся армия грянула единогласно: ура. Из-за всех колонн, по всем местам поднялись тучи дыма, и долго в этом дыму не заглушаемый громом артиллерии, но от него отличный, непрерывным гулом звучал торжественный голос армии, сливаясь с выстрелами в какую-то чудную, потрясающую сердце гармонию. И это ура, сперва всеобщее по всем высотам, умолкая на одном конце войска, начиналось на другом, опять сливаясь в один повсеместный крик, снова прерывалось и снова гремело и, наконец, только по данному императором знаку мало-по-малу умолкло».
Императора Николая I, возглавившего празднование Бородинской годовщины и сделавшего Бородино местом притяжения для «всех тех, коим отечественные воспоминания дороги», по праву должно считать не только основателем Бородинского музея, но и первым военным реконструктором. Масштаб Августейшей реконструкции 1839 года был и остается непревзойденным по сей день. Повторить подобное представляется сегодня сложной задачей.